понедельник, 23 октября 2017 г.

Позиции конфликтующих сторон в женевском приходе РПЦЗ

1 июня этого года прихожане, члены ассоциации Общество русской церкви (Société de l’église russe, сокращенно SER) направили в Нью-Йорк, к вниманию Архиерейского Синода РПЦЗ, письмо с просьбой об отстранении архиепископа Михаила от управления женевским приходом. Среди главных претензий, предъявляемых настоятелю прихода, называются следующие: блокировка деятельности SER и приходского совета; затратное ведение церковных дел; членство архиерея в совете швейцарского представительства Фонда Андрея Первозванного — частной российской политизированной организации; грубое отношение к отдельным прихожанам.
В частных беседах с некоторыми членами SER я получила более развёрнутую информацию, которую излагаю нашим читателям. Люди, которые последние 30 лет занимаются обеспечением функционирования храма, это православные швейцарцы. Возможно, они потомки или из близкого окружения тех россиян, которые 150 лет назад приложили немало усилий, чтобы в столице кальвинизма — протестантском Риме — был построен православный храм. Естественно, мало кто из них говорит на русском языке. Поэтому русификация богослужений, которую начал практиковать архиепископ Михаил, став настоятелем прихода в 2006 году, постепенно могла привести к тому, что практически все франкоговорящие прихожане (швейцарцы, французы, эфиопы) перестали посещать церковь. Для информации: на сайте РПЦЗ указано, что богослужебными языками Крестовоздвиженского собора в Женеве являются церковно-славянский и французский. Возраст «старой гвардии» франкоязычных православных прихожан перевалил уже за седьмой десяток. Некоторые еще помнят богослужения, совершаемые в Женеве Иоанном Шанхайским в его бытность архиепископом Западноевропейским. Эти прихожане рассказывают, как на протяжении всех 70 лет советского режима они и их предшественники оберегали женевскую церковь, заботились о бытии прихода, сохраняли обычаи, православные обряды, традиции православных праздников, которые принесли в эти стены её основатели. «Когда Советы расстреливали священников и изгоняли из страны епископов, мы здесь хранили православную Россию. Эти маленькие старушки, скромно стоящие в уголке храма, поддерживали храм в чистоте; церковный приход жил нормальной жизнью. Мы устраивали такие Пасхальные праздники и Рождественские елки, что казна прихода каждый раз пополнялась на несколько тысяч», — рассказывает прихожанин Василий Мелешко. Сегодня некоторые из этих людей, по их словам, чувствуют себя изгнанными из дома, который они бережно хранили долгие годы. И видят в этом большую несправедливость: «Нам за 70 лет, и мы хотим мирно молиться Богу». По их мнению, проблемы начались сразу после приезда архиепископа Михаила. Они утверждают, что в первый же день тот выразил недовольство своим автомобилем и пожелал иметь в распоряжении «Мерседес», его внезапные вспышки агрессии, грубость в общении привели к тому, что после чрезвычайного заседания прихода 23 сентября 2009 года вниманию Владыки было направлено письмо. Вот краткая цитата: «…за три года, прошедших со времени Вашего управления, мы не можем скрывать своего смятения и страдания. Многокультурность нашего прихода попирается, прихожане, которые не понимают русский язык, рассматриваются как люди 2-й категории, катехизис преподаётся только на русском, молодые люди не желают служить с Вами в алтаре… Очень много жалоб, но до сих пор никто не осмеливался Вам об этом сказать открыто». Копия письма была направлена в Мюнхен архиепископу Марку. Некоторые люди сетовали, что архиепископ не посещает болеющих и страждущих, видя в этом приявления высокомерия, утверждали, что даже клириков на смертном одре или доживающих свой век в домах престарелых он никогда не навещал. Недовольство снова выразилось в письмах в адрес архиепископа Марка или в Архиерейский Синод, направленных в 2011 и в 2014 годах. Несмотря на 5 млн франков, полученных на реставрацию храма, работы полностью не завершены. Надо еще ремонтировать подвал и систему вентиляции. В таких условиях проведение банкета на 200 персон в роскошной как по виду, так и по ценам женевской гостинице переполнило чашу терпения. «Чтобы отметить 150-летие церкви и окончание реставрации, мы хотели организовать настоящий приходской праздник, — делится со мной другой собеседник из числа женевских прихожан, — поставить на эспланаде за храмом большой тент, накрыть столы, объявить о празднике всему населению, пригласить власти кантона и города. Пусть все приходят и радуются, что у нас в Женеве есть такой храм и радушная православная община. А вместо этого был устроен пир олигархов для избранных. Мы не знали ни о расходах, ни о приглашённых на банкет. Хотя планируемые расходы должны обсуждаться, все держалось в строгом секрете. В действиях Владыки и его окружения нет никакой открытости и транспарантности».
 Корреспонденту сайта aboutswiss.ch 13 октября удалось поговорить с архиепископом Михаилом по телефону. 
— Уважаемый Владыка, скажите, почему в церкви, в храме Божьем, сегодня вражда? Как Вы можете объяснить письмо-жалобу группы прихожан, направленную 1 июня сего года в адрес Синода РПЗЦ?
— Уже давно небольшая группа прихожан не желает соблюдать церковные правила, что вызывает недоумение и протест у других прихожан. Они ведут какую-то деятельность в храме, за тридцать лет она укоренилась, и вот сегодня все это вспыхнуло, превратившись в конфликт.
— Какой выход Вы видите из создавшейся ситуации?
— Я попросил Синод проявить нам содействие. В это воскресенье состоится общее собрание, на котором будет рассмотриваться это дело и анализироваться события. Не думайте, что это просто злая, глупая вражда, у этой истории давние корни.
— Вы говорите о давней истории. Связана ли она с Вашим прибытием в приход в 2006 году?
— Началось все с 2000 года, если не раньше, еще при Владыке Антонии. Даже при Владыке Амвросии уже существовала определенная напряженность, но все противоречия старались решать мирно. На этот раз так не вышло. С конца прошлого года, то есть с юбилея 150-летия церкви все вспыхнуло с новой силой. В Синод направлялись разные злобные письма против церкви…
— Другая сторона утверждает, что с Вашим появлением в церкви отношение к франкоязычным старым прихожанам поменялось в худшую сторону. Вы начали проводить богослужения на русском языке, которого они не понимают, что привело к их массовому уходу из церкви.
— Абсолютная ложь! На службах, проводимых на французском языке, почти никто не присутствовал. А Евангелие и Священное писание мы всегда читаем на двух языках. Например, на особых службах во время Великого Поста стояли только русскоязычные, а этих людей не было. Эти люди ведут свои действия против церкви, и их аргументы не выдерживают анализа.
— По Вашему мнению, каков количественный состав прихожан Крестовоздвиженского собора?
— По субботам, воскресеньям и на праздниках на службах используются три чаши для причастия. Это значит, собирается порядка 200 человек. А по большим праздникам — и до 300. Приход процветает, храм приумножается, это очевидно. За десять лет количество прихожан выросло в пять раз.
— Согласно уставу приходской ассоциации, Paroisse de l’Exaltation de la Sainte Croix, прихожане, которые официально зарегистрированы как таковые, должны платить членские взносы. Существует ли такой порядок до сих пор?
— Членские взносы были упразднены этой группой людей (представители ассоциации Société de l’église russe, — прим. автора). Многие им давали взносы, а они их не записывали как членов. Вот почему те, кто приходит и молится каждое воскресенье, не числятся членами — эти люди их не вписали! Регулярно приходит в церковь около 200 человек. Многие из них не записаны как прихожане, что несправедливо. В прошлом году на собрании я потребовал четкого установления порядка выплаты членских взносов. А эти люди фактически их не собирали!
— Опять же согласно уставу ассоциации Paroisse de l’Exaltation de la Sainte Croix, который сейчас вывешен у входа в церковь, приход находится на самоокупаемости…
— Какому уставу? Тому, что принят в 2000 году? Он не соответствует нормальному приходскому уставу. По нему, например, не избирается староста, в нем много чего не соответствует церковному уставу, принятому РПЗЦ в 1921 году. А приходская жизнь должна регламентироваться церковным уставом, как во все других церквях за рубежом. В свое время этот устав не был принят всей полнотой прихожан. Существуют архивные данные, доказывающие, что многие люди не были согласны с его принятием, но с ними не посчитались. Тогда прихожане не хотели, чтобы разгорелись междоусобицы, и просто решили терпеть это положение дел.
— Крестовоздвиженский собор находится на территории Швейцарии. Почему не уважаются законы этой страны, на основании которых принят устав прихода, то есть устав ассоциации Paroisse de l’Exaltation de la Sainte Croix?
— Все церкви, находящиеся на территории других стран мира, имеют приходской устав РПЦЗ. Другой устав, касающийся представительства церкви в данной конкретной стране, называется регистрация. Он представляет собой устав гражданского типа и не должен вступать в противоречие с нормальным приходским уставом.
— В чем Вы видите противоречие действующего устава с приходским?
— Я уже Вам сказал — староста там не избирается. Не могу перечислить все дальнейшие пункты, потому что нет текста перед глазами.
— Насколько мне известно, организация церковного прихода храма Святой Варвары в Веве построена по типу женевской: собственник здания — также объединение, Société de l’église orthodoxe russe Sainte-Barbara de Vevey, а церковными делами управляет приход. И в этой связи там нет ни финансовых, ни приходских проблем.
— Допустим, в Веве трудностей нет, но Вы в курсе, в каком году и кем там был принят устав? Я готов отвечать на вопросы общего характера, к ответам на технические вопросы надо подготовиться.
— Если проблемы в нашей женевской церкви существуют уже не первый год, то почему большинству прихожан об этом ничего не известно? Отсутствие информации порождает нездоровые домыслы.
— Мы ничего не скрывали, а те, кто писал жалобы, всё делали втихомолку. Это маленькая группа людей из трех человек, остальные прихожане ничего такого не писали. Сейчас будет проведен анализ этих всех действий, будет вынесено решение. А прихожане наши в этом никак не участвовали, поэтому никто Вам об этом и не говорил.
— Я предполагаю, что, называя группу из трех человек, Вы имеете в виду членов ассоциации Société de l’église russe. Но ведь именно она на протяжении 150 лет, а особенно в 70-летний период советского режима в СССР, делала все, чтобы сохранить нашу церковь?
— Этим людям не по 150 лет. Они начали свои активные действия в 1990-х годах, когда наши старые прихожане постепенно стали умирать. Тогда было мало людей, могущих заниматься церковными делами, поэтому приходилось привлекать молодёжь. Даже последний Владыка Амвросий не смог их сдержать. Проблемы прихода образовались в последние годы, а не 150 лет назад. И в советский период тоже были другие люди: духовенство и прихожане занимались своей церковью — все велось благостно и благословенно. Но определённая группа людей в последние годы стала действовать совершенно в ином духе.
— Вы сами только что сказали, что эти люди не ходят на богослужения. Тогда как же они могут влиять на приходскую жизнь?
— Их нет на службах. Вы сами их не видели и не знаете их в лицо. Но в их руках вся администрация и банковские счета, а это дает определенную власть, вот и весь ответ.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Популярные сообщения